Процедура проведения обследования

Методика «Родительское сочинение» рекомендуется к исполь­зованию на этапе диагностики и сбора анамнестических данных в процессе возрастно-психологического консультирования. Сами со­чинения родителей могут быть весьма продуктивно использованы на этапах собственно коррекционной работы для контроля дина­мики изменения родительской позиции и оценки эффективности такой работы. Необходимым условием, предваряющим предьявление родителю задания, является установление эмоционально' позитивных, доверительных отношений с психологом на основе безоценочного эмпатического принятия клиента и создания ат­мосферы безопасности.

При интерпретации полученных данных следует учитывать, что диагностическую ценность полученного материала существенно ограничивают недостаточный культурно-образовательный и ин­теллектуальный уровень клиента, и в первую очередь уровень раз­вития его письменной речи и способности к рефлексии. Тем не менее даже в этих случаях родительское сочинение может стать важным источником диагностической информации, конечно, при условии не формального, а заинтересованного отношения клиен­та к выполнению задания.

Базовыми темами родительского сочинения являются темы от­крытого типа — «Мой ребенок» и «Я как родитель». В зависимости от целей обследования и степени готовности родителя к выпол­нению задания формулировка тем может быть изменена в направ­лении большей конкретизации. Так, например, для уточнения ис­тории развития ребенка родителю может быть предложена тема «История жизни моего ребенка». Для анализа развития и измене­ния родительского отношения и родительской позиции — тема «История моего материнства (отцовства)», для выявления ценно­стно-смысловых установок и целей воспитания полезна формули­ровка темы «Каким я хочу видеть (вырастить) моего ребенка».

Темы «Что мне нравится и что не нравится в моем ребенке», «Что я разрешаю и что запрещаю моему ребенку» позволяют кон­кретизировать систему требований и запретов, предъявляемых ре­бенку, систему контроля, реализуемую родителем, оценить эф­фективность системы воспитания. В ряде случаев весьма продук­тивным с точки зрения последующей коррекционной работы ока­зывается следующий простой прием: лист делится на две полови­ны вертикальной чертой, левая — то, что нравится в ребенке (что ему разрешаю), правая — то, что не нравится (или то, что запре­щаю). Соотношение левой и правой колонок наглядно объективи­рует, какую позицию занимает родитель в отношении ребенка: принимающе-разрешительную, либерально-попустительскую, от­вергающую, отвергающе-запретительную и т.д. В процессе выпол­нения задания родители вдруг часто совершенно неожиданно для себя открывают особенности своего поведения по отношению к Ребенку и понимают необходимость его изменения. Таким обра­зом, решение о целесообразности поиска новых стратегий и тактик воспитания, необходимости работы над собой не навязывается Родителю психологом «сверху», а становится продуктом само­деятельного зрелого решения родителя. Если темой сочинения является позиция родителя, его воспитательские установки и методы, то могут быть предложены такие формулировки темы, как «Что мне нравится и не нравится в себе как в родителе» и «Что я хотел бы изменить в себе как в родителе».



Материалы таких сочинений используются в дальнейшей коррекционной работе с родителями для анализа обоснованности и конструктивности семейного воспитания, выявления «слабых мест» и совместной выработки новых подходов к воспитанию для целе­направленной коррекции родительской позиции.

Время написания сочинения не ограничивается. Сочинение может быть написано как дома, так и во время ожидания родите­лем ребенка, проходящего психологическое обследование. В по­следнем случае необходимо обеспечить родителю подходящие ус­ловия для работы: изолированное помещение, тишину, отсутствие отвлекающих факторов, достаточное время и проч. В случаях, ког­да жалобы родителей и реальные проблемы ребенка связаны с дисгармоничностью типа семейного воспитания и нарушением детско-родительских отношений, крайне желательно проведение методики «Родительское сочинение» с обоими родителями, а также с фактическими воспитателями ребенка в семье.

Анализ «Родительского сочинения»

Можно выделить три группы параметров анализа сочинения:

1) особенности поведения родителя в процессе выполнения задания;

2) формальные показатели;

3) содержательные показатели.

1. Особенности поведения родителя в процессе выполнения задания информативны для интерпретации полученных данных. Они вклю­чают: особенности принятия задания; пробы, переписывания, на­личие черновиков сочинения; особенности поведения, выражаю­щие эмоциональное отношение к заданию; речевой коммента­рий; время выполнения задания (если оказывается возможным его зафиксировать).



Особенности принятия задания. Нередко психологу приходится сталкиваться с отказом от выполнения задания. Мо­тивировки отказов можно свести к следующим: трудность задания («Очень сложное, трудное задание»), отсутствие временных и ин­теллектуальных возможностей его выполнения («Нет времени», «Не знаю, о чем писать, все важно», «Давно ничего не писала, разучилась писать связно» и проч.). Отказ нередко сопровождается альтернативными предложениями со стороны родителя: расска­зать о ребенке и проблемах более подробно, ответить на любы6 вопросы психолога, заполнить анкеты и опросники. В этих случаях отказ наиболее часто бывает обусловлен объективной трудность!0 выполнения задания для лиц, не имеющих постоянной практик и опыта письменного изложения своих мыслей и чувств.

Категорический отказ выполнить задание родителями с высоким уровнем развития вербальных способностей может быть расценен как проявление психологической защиты и барьеров во взаимоотношениях с ребенком. Настойчивые вопросы о содержа­нии сочинения, актуализируемые и после повторения психоло­гом-консультантом инструкции, свидетельствуют о высокой со­циальной тревожности и личностной неуверенности родителя.

Пробы, переписывания, черновики встречаются в практике относительно редко. Черновики сочинения являются до­статочно надежным индикатором гиперсоциализации клиента: его зависимости от социального одобрения. Пробы-переписывания, в которых присутствует достаточно кардинальные изменения содер­жания текста, могут отражать как наличие преград и барьеров в осознании проблем ребенка, так и положительную динамику осо­знания родителем проблем взаимоотношений с ребенком. В по­следнем случае пробы имеют не только диагностическое, но и коррекционное значение. Если повторный вариант сочинения от­ражает более глубокое осмысление клиентом проблемы, ее при­чин и возможностей разрешения, можно говорить об определен­ных сдвигах в осознании родителем проблемы. Однако факт такой позитивной динамики удается уверенно установить лишь в ре­зультате сопоставления первоначального варианта родительского сочинения с последующим, что, к сожалению, далеко не всегда шляется возможным.

Напротив достаточно часто мы сталкиваемся с другим вари­мом «улучшения» сочинения, когда в результате срабатывания защитных механизмов результатом переписывания сочинения становятся «лакирование» действительности, сглаживание острых углов во взаимоотношениях и создание образа «идеального роди­теля» отвечающего социальным ожиданиям и образцам, эталоном для самого автора сочинения.

Эмоциональное отношение к заданию, т.е. особен­ности мимики пантомимики, жестов, изменение настроения в процессе сочинения, является весьма информативным для оценки характера отношения родителя к ребенку, особенностей самоприниятия, а также степени эмоциональной вовлеченности родителя в проблемы взаимоотношений с ребенком (от сверхвовлеченности и незаитересованности).

Эмоциональное отношение к заданию позволяет оценить способ эффективного реагирования на фрустрацию. К сожалению, в большинстве случав наблюдение за особенностями эмоциональ­ного отношения к заданию в процессе его выполнения оказывается для психолога недоступным в силу чисто организационных условий. Например, сочинение предлагается родителю в форме «домашнего задания».

Речевой комментарий касается либо трудности выполнения, либо оценки успешности его выполнения.

Трудность задания может оцениваться диаметрально противо­положно: от «Писать о моем ребенке оказалось намного сложнее, чем на первый взгляд» до «Это оказалось гораздо легче и интерес­нее, чем я думала, меня увлекла эта работа». В обоих случаях подоб­ный комментарий свидетельствует о неформальном отношении к задаче, о том, что родитель совершил пусть иногда и не очень боль­шое, но продвижение вперед в отношении осознания проблемы, причин ее возникновения и возможных путей ее преодоления.

Что касается оценки успешности выполнения задания, то здесь в практически абсолютном большинстве случаев речь идет о со­мнениях автора в правильности выполнения задания, в полноте и точности описания. Сама по себе задача рефлексии и объективи­рования в письменной речи «плюсов» и «минусов» своего опыта отношений и взаимодействия с ребенком достаточно нова и сложна для родителя.

2. Формальные показатели родительского сочинения — объем, фор­ма, язык и стиль повествования, подчеркивания в тексте с выде­лением главного, рисунки в тексте — являются весьма значимы­ми для интерпретации и информативными в отношении особен­ностей личности автора сочинения.

Объем (сочинения). Диагностическое значение имеет слиш­ком малый и чрезмерно большой объем сочинения.

Малый объем может быть интерпретирован как непринятие задачи, пассивный отказ от ее выполнения или чисто формаль­ное выполнение задания, «закрытость» автора в выражении своих мыслей, чувств и переживаний. Причинами отказа могут быть не­заинтересованность клиента и низкая степень готовности к со­трудничеству с психологом в разрешении проблем воспитания и развития ребенка, проявление рентной, потребительской уста­новки по отношению к консультированию. Другими причинами малого объема сочинения могут быть актуализация защитных ме­ханизмов личности и низкий уровень развития вербальных спо­собностей и культуры письменной речи автора.

Чрезмерно большое по объему сочинение отражает высокую эмоциональную включенность автора, фиксацию на проблеме либо попытки ее разрешения путем рефлексивного анализа. Уход от заданной темы сочинения, отвлечения, подмена темы сочинения вполне определенно указывают на чрезмерную сосредоточенность на иной проблеме, являющейся для автора истинной причиной обращения в консультацию за психологической помощью. Переключение на другую тему в некоторых случаях может быть проявлением характерологических особенностей личности автора сочинения.

Форма повествования, стиль и язык сочинения. Наш опыт позволяет выделить следующие формы повествования сохраняя при этом возможность расширения указанного перечня.

1. В зависимости от степени развернутости описания проблемы выделяются:

- описательно-проблемная форма, которая предполагает ра­зумное соотношение информационно-событийного описания и постановки проблем воспитания и развития ребенка, жалоба и запрос представлены в сочинении;

- проблемная форма, которая характеризуется минимальным описанием свойств и качеств ребенка (вплоть до того, что из со­держания сочинения трудно определить возраст ребенка) и ус­тойчивой фиксацией на проблемах, волнующих автора. Нередко подобная форма включает много вопросов, восклицаний, выска­зываний, утверждающих неспособность автора к конструктивно­му разрешению проблем («Не знаю, как справиться», «Не пред­ставляю, что еще можно сделать» и проч.);

- чисто описательная форма, как правило, фактически не со­держит информации о конкретном содержании проблемы, отсут­ствуют жалоба и запрос.

2. Другие формы:

- «Письмо к...» представляет собой обращение, адресатом ко­торого является сам ребенок, психолог или другой неперсонифицированный собеседник. Такого рода сочинение может представ­лять собой размышление о проблеме. Оно диалогично по форме, содержит обращения, призывы, вопросы к собеседнику и от имени последнего — ответы на вопросы, заверения и т.д.; часто встре­чаются образные определения, сравнения, метафоры, гиперболы. Общий тон сочинения интимизирующий, приподнятый, иногда слащавый. Подобная форма является показателем стремления ав­тора установить более близкую дистанцию либо более комфорт­ную (за счет ее структурирования) позицию во взаимодействии с адресатом, попыткой представить отношения с ребенком через призму социальных оценок и стандартов. В некоторых случаях эта
форма может являться свидетельством гиперсоциальности автора, истероидно-демонстративного типа характера и т.д.;

- «Канцелярская форма» напоминает автобиографически-кан­целярскую форму или характеристику типа «Я, Иванова А.А., проживаю совместно с сыном Антоном 12 лет...», или «Моя дочь Петрова Вера Петровна, ученица 5 А класса школы №...», или «Претензий к дочери не имею». Такая форма родительского сочинения изобилует канцеляризмами, часто формальна и по содержанию; может расцениваться как показатель значительной дистанции во взаимодействии с ребенком, трудностей общения. Сочинение отражает конформность и зависимость автора, в ряде случаев недостаточный уровень речевой культуры, ригидность мышления, а также может манифестировать защиту.

Использование эпиграфов встречается относительно редко и само по себе уже свидетельствует о достаточно высоком уровне языковой и интеллектуальной культуры автора сочинения и глубине проработки им проблемы, его направленности на са­моисследование.

Как правило, эпиграф — квинтэссенция осознания сущности своей родительской позиции автором сочинения, поэтому содер­жание и смысл эпиграфа должны стать предметом специального анализа и интерпретации. Эпиграф является также показателем ориентации автора на социальные ценности, что нередко указы­вает на высокую социальную тревожность, выражает коммуника­тивную направленность позиции родителя в консультировании.

Подчеркивания с выделением главного позво­ляют автору расставить акценты и выделить основные смысловые моменты. Они являются показателем интенсивной работы родите­ля над осознанием и разрешением проблемы, его психологичес­кой готовности к сотрудничеству с консультантом. Иногда под­черкивание отражает стремление автора возложить ответственность за возникшую коллизию на себя, ребенка или другого члена семьи. Например, избавиться от чувства вины («Я этого не хотела...») или возложить ответственность на другое лицо («Муж настоял на том, чтобы сын остался в этой школе...»).

Рисунки в тексте сочинения могут представлять со­бой либо случайные наброски, хаотическое переплетение линий по типу каракулей причудливой формы, либо тематический рису­нок семьи (встречается крайне редко и уже поэтому заслуживает того, чтобы стать предметом пристального внимания), либо алле­горический рисунок, отражающий точку зрения автора на суть взаимоотношений в семье.

В первом случае рисунки свидетельствуют о наличии внутрен­них барьеров и защит, во втором и третьем — об эмоциональной вовлеченности в семейные взаимоотношения, попытке децентрироваться и занять отстраненную, иногда в определенной степе­ни ироничную позицию по отношению к себе как к родителю и семейной ситуации в целом.

Рисунки в тексте встречаются крайне редко, и в каждом по­добном случае они должны стать предметом внимательного пси­хологического рассмотрения, поскольку позволяют автору сочи­нения в символической форме выразить сущность своего пережи­вания, сохраняя при этом необходимую степень безопасности.

Структурирование пространства л и с т а дает информацию об индивидуально-личностных особенностях автора сочи­нения. Здесь учитываются полнота заполнения пространства листа, использование полей, линеек для расположения строчек, использование абзаца и «красной строки». Сплошной, неструктурированный текст является индикатором эмоциональной захваченности проблемой, недостаточной продуманности и рефлексивности автор, импульсивности и потери контроля. Поля и линейки — показать гиперсоциализированности автора, его ориентации на «закон и по­рядок», приоритетность социальных норм и правил.

3. Содержательные показатели наиболее важны для интерпре­тации родительских сочинений. К ним относятся: соответствие сочинения заданной теме; соотношение трех планов сочинения; использование в сочинении имени ребенка; описание истории развития ребенка, его индивидуально-личностных качеств и пред­почтений, особенностей взаимоотношений ребенка с автором сочинения и другими членами семьи; оценка ребенка; отношение автора к ребенку; описание системы семейного воспитания, реа­лизуемой родителем, и оценка ее эффективности.

Соответствие сочинения заданной теме —важный показатель адекватности принятия задачи и готовности родителя к продуктивному сотрудничеству с консультантом. Уход и отступ­ления от темы сочинения могут свидетельствовать о скрытом от­вержении ребенка и актуализации защитных механизмов либо о неразрешенном внутреннем конфликте и проблемах самого роди­теля.

Особое внимание консультанта должны привлекать случаи пе­ренесения супружеского конфликта либо конфликта автора с дру­гими членами семьи в сферу детско-родительских отношений, явления проекции негативных качеств партнера на личность ре­бенка. Примером такого перенесения может быть отрывок из ро­дительского сочинения матери, которая, характеризуя свою дочь в целом положительно, пишет: «...она несколько эгоистична и упряма (это в мужа)». Будучи обеспокоенной ухудшением своих отношений с сыном-подростком, который после развода родите­лей все чаще уходит вечерами из дома, не сообщая, куда идет и когда вернется, мать с горечью заключает: «...Сын все больше и больше становится похожим на своего отца».

Во всех указанных случаях важной задачей коррекционной ра­боты должна стать задача оптимизации супружеских отношений и взаимодействия как составная часть общей коррекционно-профилактической программы работы с семьей.

Соотношение трех планов родительского со­чинения. Сочинение задает три основных плана описания —план «Ребенок», план «Родитель» и план «Наши отношения». Соотношения этих планов в сочинении, т.е. доминирование одного них и, напротив, беглость и конспективность описания другого в значительной мере определяются тем, как задана тема сочинения. Очевидно, что тема «Мой ребенок» требует от родителя сосредоточения на описании психологических особенностей и свойств самого ребенка, его проблем, в то время как тема «Я как родитель» напротив, предполагает рефлексию родителем особенностей своей воспитательной позиции, ее эффективности, своих возможностей и ресурсов для решения проблем воспитания ребенка, собственных психологических качеств. Однако, в какой бы форме ни была задана тема сочинения, его содержание в подав­ляющем большинстве случаев позволяет выделить все три указан­ных выше плана описания. Информативным для заключения о характере родительской позиции будет баланс этих планов с уче­том заданной темы сочинения.

Можно выделить четыре варианта соотношения планов роди­тельского сочинения.

1. Преобладание плана «Ребенок» или плана «Родитель» соот­ветственно теме сочинения. В этом случае можно говорить об адек­ватной центрации автора сочинения на проблемах развития ре­бенка (тема «Мой ребенок») или на проблемах воспитания и родительства (тема «Я как родитель») и достаточно гибкой роди­тельской позиции.

2. Неадекватное теме сочинения доминирование плана «Ребе­нок» (тема «Я как родитель») или плана «Родитель» (тема «Мой ребенок»). В подобной центрации проявляются ограниченность и ригидность родительской позиции. В первом случае это фиксация родителя на ребенке и его проблемах без должного осознания зна­чения собственных воспитательных методов воздействия и своей роли в генезисе проблем развития ребенка, а часто и стремление родителя полностью переложить вину и ответственность за них на плечи самого ребенка. Во втором случае быстрый отход от про­блем ребенка и навязчивость обсуждения родителем своих соб­ственных качеств, особенностей поведения, чувств и пережива­ний, зачастую выходящих далеко за пределы детско-родительских отношений, являются свидетельством неразрешенных личност­ных проблем самого родителя, его воспитательной неуверенно­сти, повышенной тревожности.

3. Развернутое позитивное описание плана «Наши отношения» при условии общего соответствия содержания повествования теме сочинения.

Интерес автора к плану «Наши отношения», более или менее развернутое обсуждение взаимоотношений ребенка с родителем являются показателем осознания родителем двустороннего диа­логического характера процесса воспитания, в котором и родитель, и сам ребенок выступают принципиально равноправными, хотя и значительно различающимися по жизненному опыту, знаниям и умениям, партнерами в общении и совместной деятельности. Степень развернутости плана «Наши отношения» являетеся индикатором меры сензитивности родителя к всестороннему конструктивному анализу проблем воспитания и развития ребенка процессе консультирования, психологической готовности автор сочинения к исследованию своей родительской позиции, к работе над собой, саморазвитию и совершенствованию «Я» в роли родителя.

4. Доминирование плана «Наши отношения» при условии фак­тически полной редукции планов «Ребенок» и «Родитель» может расцениваться либо как показатель высокого уровня конфликтно­сти отношений и беспомощности родителя в попытках их разре­шения (описание отношений носит негативный характер, изобилует примерами конфликтов, ссор, непослушания ребенка), либо как показатель высокой эмоциональной зависимости родителя от ребенка по типу симбиотической привязанности, доминирова­ния мотивов смысла жизни и удовлетворения потребности в люб­ви и принятии в системе мотивов воспитания ребенка. Это, на­пример, может выражаться в словах сожаления родителя о том времени, когда отношения «ребенок—родитель» полностью оп­ределяют жизнь ребенка, его отношения к миру и людям, време­ни безраздельной зависимости ребенка от родителя. Мать пишет о своем сыне-подростке: «...самое счастливое время... когда твой ребенок полностью зависит от тебя, нуждается в тебе и твое мне­ние не подвергается сомнению и критике...»

Имя ребенка, используемое в сочинении, заключает важ­ную диагностическую информацию об особенностях эмоциональ­ного принятия ребенка родителями, избранной ими позиции во взаимодействии с ребенком и дистанции в ней, т. е. степени бли­зости/дальности ребенка и родителя. Безусловно, выбор полного или уменьшительного имени ребенка в значительной степени определяется возрастом и полом ребенка, полом самого родите­ля, количеством детей в семье. Так, сиблинговая позиция млад­шего ребенка диктует уменьшительную форму имени, в то время как позиция старшего, — скорее, полное имя, даже если возраст ребенка невелик. Уменьшительная форма, однако, может иметь ласкательный или пренебрежительный оттенок, что позволяет судить об особенностях эмоционального отношения родителя к Ребенку. При квалификации значения такого отношения следует учитывать и такой фактор, как пол самого родителя. Матери более склонны к уменьшительно-ласкательным именам, отцы же, особенно по отношению к сыновьям, могут использовать иную форму, на первый взгляд с оттенком пренебрежения («Вовка», «Мишка»), истинное эмоциональное значение которой выявля­йся лишь в целостном контексте сочинения родителя. Ласкательные прозвища типа «мое маленькое солнышко», «мой котенок» и прочее могут расцениваться как свидетельство эмоциональной значимости ребенка для родителя, но в то же время указывают на необходимость специального изучения фактов потворствования в реализации типа семейного воспитания.

Достаточно часто встречающееся использование выражений «мой сын», «моя дочь» может быть интерпретировано как показатель фиксации автора сочинения на своей роли родителя или как 1тка более четко структурировать свои отношения с ребенком. Избегание имени ребенка в сочинении говорит о дефиците переживания чувства безопасности родителем, а в ряде случаев и о недостаточном принятии самоценности личности ребенка ро­дителем. Наконец, излишне частая замена имени ребенка личным местоимением «он» («она») в сочинении делает необходимым проведение специального исследования с целью подтверждения или опровержения факта эмоционального отвержения ребенка родителем. Показательно и то, как родитель называет себя — име­нем собственным или в соответствии с семейной ролью — «мама» («папа») или «мать» («отец»).

Сведения об истории развития ребенка, вклю­чая основные, базовые факты развития (когда ребенок начал хо­дить, говорить и проч.), важны для сбора и уточнения анамне­стических данных, позволяют более верно определить причины генезиса проблем развития ребенка.

Временные планы в сочинении (ретроспективный, перспек­тивный, план настоящего), описание основных жизненных собы­тий и их влияния на развитие ребенка позволяют оценить степень прогностичности родительской позиции. Эмоциональный тон опи­сания прошлого и настоящего устанавливает характер пережива­ния жизненных событий родителем и другими членами семьи, выявляет аффективные очаги неразрешенных конфликтов и ис­точник фрустрации, позволяет составить план коррекционной работы с семьей. Например, родитель пишет о рождении ребенка: «Все были очень рады, потому что ждали мальчика» — или о воз­можном будущем сына: «Я часто со страхом думаю, каким он вырастет, как ему придется в жизни». Негативное эмоциональное отношение к прошлому может быть интерпретировано как свиде­тельство неразрешенного актуального конфликта, хронической фрустрации, психологической травмы. Пессимизм в восприятии настоящего — как проявление стресса, депрессии, фрустрированности родителя, тревожность в отношении будущего — как проявление воспитательной неуверенности родителя.

Описание качеств ребенка и его предпочтений занимает важное место в родительском сочинении. Спектр опи­сываемых качеств достаточно разнообразен и включает физиче­ские особенности и внешность («небольшого роста и с длинными светлыми волосами»), формально-биографические сведения (когда и где родился, сколько лет, где учится), описание знаний, уме­ний, навыков («знает буквы», «умеет плавать», «занимается тани3' ми»), достижений ребенка («учится на "4" и "5"»), особенностей поведения и деятельности с конкретными примерами («был очень активным, всегда куда-то лез», «начал прогуливать школу»), отношения с родными («грубит», «черствый, ничего не замечает») выполнения требований родителей («не убирает за собой», «очень громко включает музыку»), описание интеллектуальных («умный», «сообразительный», «очень способный»), морально-волевых («доб­рая», «настойчивый», «целеустремленная») и эмоционально-во­левых качеств («чуткая», «заботливая», «взрывается») и, нако­нец, особенности полоролевой идентичности («она вся томная и женственная»).

Оценка ребенка в родительском сочинении присутствует как в прямой, так и в косвенной форме. Оценка может быть пози­тивной, негативной, амбивалентной, с большей или меньшей сте­пенью дифференцированности. Иногда не удается установить об­щую оценку ребенка вследствие индифферентности описания. Ба­ланс положительных и отрицательных оценок позволяет судить об интегральной оценке ребенка. «Наклеивание ярлыков», одно­значно негативная, уничижительная оценка ясно указывает на не­уважение личности ребенка родителем, его отвержение. Степень адекватности оценки — показатель адекватности восприятия ро­дителем ребенка. Анализ того, какие именно качества подверга­ются оценке, определяют образ ребенка в глазах родителя и сте­пень его принятия, позволяет делать выводы о реализуемых роди­телем ценностях воспитания. Сравнительная оценка (по отноше­нию к сиблингам, сверстникам), особенно негативная, отражает недостаточность признания родителем самоценности ребенка и неэффективную практику воспитательных воздействий на пове­дение ребенка.

Описание особенностей типа семейного воспитания может включать открытое декларирование ценностей и приори­тетности целей воспитания («...хочу, чтобы она выросла хорошим человеком, имела интересную работу, устроила личную жизнь», «Хочу дать ему радость и семейное благополучие», «Хочу, чтобы он стал добрым и честным», «...для меня самое важное — его отношение к учебе»). Тем не менее консультант должен постоян­но учитывать возможность расхождения и даже прямого противо­речия между декларируемыми ценностями и реальными целями воспитания, специально отмечая факты подобного расхождения.

Особого внимания заслуживают высказывания, указывающие на явления «делегирования» в детско-родительских отношениях («У нас постоянно идет борьба из-за музыкальной школы, но я-то по себе знаю, как он будет сожалеть потом, если бросит ее»). Немало сведений можно почерпнуть из родительского сочинения и о методах наказания и поощрения ребенка, практикуемых ро­дителями («не выдерживаю, хватаюсь за ремень», «не разговариваю, обижаюсь на него», «хвалю, покупаю игрушку, какую хочет, разрешаю играть в Денди»). Следует специально обратить вни­мание на высказывания родителей о сходстве или различиях системы воспитания, реализуемой ими по отношению к своему ребенку, и тех методов, которые применялись по отношению к ним, когда они были детьми, в их собственной семье. Факты влияния прародительской семьи на воспитательную систему нуклеарной семьи должны быть учтены при разработке программы коррекционной работы.

Оценка эффективности воспитания родителем мо­жет варьировать от безусловно-превосходной, положительной до крайне отрицательной, отражая степень критичности и удовлет­воренности родителем реализуемой им системой воспитания. Бо­лее взвешенные оценки методов воспитания обычно основыва­ются на размышлении о том, что именно удовлетворяет родите­ля, а что составляет предмет его беспокойства. Диагностически значимым является не только то, как оценивается воспитатель­ная система, но и то, что именно подлежит оценке — ценности воспитания, цели или методы воздействия на ребенка. Степень развернутости оценок также весьма разнообразна: от лаконично­го «Пока справляюсь», «Все хорошо» до развернутого анализа при­чин конфликтности, непонимания, отдаления в детско-родительских отношениях. Заявленные родителем причины трудностей во взаимодействии с ребенком позволяют сделать заключение о локусе контроля и способах разрешения конфликтных ситуаций ро­дителями. Диапазон причин достаточно широк, включая возложе­ние родителем ответственности на внешние обстоятельства («не­хватка времени», «сумасшедшая жизнь»), принятие ответствен­ности («наверное, я плохой родитель», «делаю не то, что нуж­но»), возложение ответственности и вины на ребенка («плохой ха­рактер», «дурная наследственность»), на третьих лиц («отец не при­нимает участия в воспитании, ни во что не хочет вмешиваться»). О мере критичности автора сочинения в отношении своей ро­дительской компетентности и готовности к саморазвитию и само­воспитанию можно судить по тому, присутствуют ли в сочинении высказывания о необходимости осуществления специальной ра­боты над собой для улучшения общения и взаимодействия с ре­бенком («Нужно меняться самой, быть более выдержанной, тер­пеливой, внимательной»).

Противоположная рентная установка клиента в консультиро­вании находит отражение в высказываниях типа «На вас наша последняя надежда, сделайте что-нибудь с ребенком», попытке переложить ответственность за решение собственных проблем на консультанта. Манипулятивная позиция в отношении ребенке попытка изменить его, навязать свою волю и решения находят выражение в словах родителя: «...я еще долго буду мучиться с ним, но я добьюсь, что будет по-моему».

Заявленные в родительском сочинении психологические трудности и проблемы воспитания и развития ребенка должны быть всесторонне проанализированы консультантом с учетом их содержания, степени реальности, адекватности их восприятия, понимания родителем причин и генезиса проблем. Данное содержание должно стать исходной точкой для формулирования (или переформулирования) жалобы и запроса родителя на последующем этапе заключения терапевтического договора между психологом и клиен­том.

Все перечисленные параметры анализа родительского сочине­ния лежат в основе составления заключения по результатам мето­дики. Схема заключения в обобщенной форме может быть пред­ставлена в следующем виде.


0000345395879606.html
0000435951707273.html
    PR.RU™